Cпецпроекты

New friend every day: писатель и журналист Оля Котрус


0 596 45

Это Оля Котрус — писатель и журналист. Многие знают Олю как девушку, которая прожила четыре года в Париже и написала (и издала самостоятельно!) об этом чудесную книгу «Город, который меня съел».

Я познакомилась с Олей до ее Парижа: мы работали вместе несколько лет, и Оля стала первым главным редактором bit.ua: тогда мы писали о моде, ходили на все показы дизайнеров и продавали у себя в шоуруме платья и туфли украинских дизайнеров. Тогда же Оля познакомилась в киевском трамвае с французом, с которым нам пришлось ее отпустить в Париж. Что случилось дальше — вы могли узнать из Олиной книги, но спустя пять лет Оля снова в Киеве и завтракает со мной сырниками. Уже другая, взрослая Оля и другая, конечно же, я.

(Все мои интервью #newfriendeveryday тут. Марафонский блог тут.)

Сейчас Оля, писательница и талантливая девушка из Херсона, — мой #newfriendeveryday с текстом о вдохновении (без которого никак), дедлайнах, воспитании и о деньгах.

— В детстве я мечтала стать художницей, в некотором роде мечта сбылась. Еще мечтала однажды проснуться так, чтобы в городе никого не было и можно было делать что хочешь. Мне хотелось, чтобы все магазины были открыты, а все игрушки были доступны. Наверное, можно трансформировать это в желание взрослого получить всё и быстро.

Трудно вспомнить, о чем ты мечтал в детстве. Сейчас есть мечта, но скорее это цель и алгоритм. А в детстве ты просто был ребенком и хотел стать взрослым. А еще у родителей дома есть куча тетрадок с моими стихотворениями. Так что начинала я с поэзии, а потом перешла в прозу.

— Я окончила филологический факультет в Херсонском университете. Но эта история не стоит ничего — я даже не знаю, где мой диплом. Я всегда любила литературу, поэтому профиль «литература и иностранные языки» мне всегда был интересен. Если бы я была каким-то экономистом по образованию и написала бы художественную книжку, это было бы как раз подтверждением той истории, что диплом в Украине можно получить любой, заниматься чем угодно и никак не связывать свое профильное образование с дальнейшей жизнью. Но я филолог и работаю со словами. Мне всегда было это интересно, я любила читать. Гуманитарий — это не профессия, это state of mind.

— Считаю, что родители должны давать ребенку выбор — куда идти и чем заниматься по жизни. Чтобы потом этот уже взрослый ребенок не тратил кучу лет своей жизни в поисках себя. Я нахожусь в диком шоке, когда слышу от взрослых людей, что для того, чтобы тебя любили, нужно быть молодцом. Представляю, насколько они будут шокированы, когда в их жизнях появится человек, который будет их любить просто так, ни за что.

Любовь — как пирамида Маслоу, только грустно, что все заканчивается на базовых потребностях. И если родитель по этой пирамиде выстраивает свое отношение к ребенку и у него все заканчивается на уровне «накормил, одел — и хорошо», то это печально.

Дедлайн убивает творчество. Не стоит себя зажимать в рамки: пока книга пишется (она большая!), ты меняешься. Можно начать по-одному, а закончить совсем по-другому. Поэтому дисциплина — это класс, но дедлайн себе ставить, с моей точки зрения, не стоит.

Я помню момент, когда я решила писать книгу. Это было решением не одного дня: я писала ранее много материалов в блог и для каких-то еще ресурсов и в один момент поняла, что мне хочется оформить это все во что-то более законченное, а не однодневки. Был этот момент прострации: когда пишешь и понимаешь, что через 24 часа это никому не будет интересно. Это расстраивает. Поэтому захотелось что-то более серьезное и чтобы это осталось. Потому-то про книжку я начала задумываться еще пару лет назад.

 

— Сначала у меня не получалось — я не могла понять, о чем должна быть книга: о жизни эмигранта или украинской женщины, или какой-то субъективной любви к городу? Об этом можно писать и так и эдак, а можно сделать вот это, а можно собрать вот то. И я столько раз начинала, и каждый раз это оказывалось чем-то не тем, чем нужно.

Для меня было важно не сдаться и начать еще раз. Когда у тебя целый год не получается ничего, появляется ощущение, что ты ноль без палочки и вообще не тем занимаешься. Однажды мне очень помог разговор с Лерой Бородиной, когда я была уже на грани.

Конечно же, это не было так: «Ой всё, я поговорила с Лерой, пойду напишу книгу» — нет. Я пришла, методично начала составлять структуру, прикинула, сколько это займет времени. Четыре с половиной месяца я ничем не занималась, оставила все свои проекты, не зарабатывала, сидела и просто писала. Я себя не подгоняла. Я просто знала, что это займет примерно вот столько-то времени, книжка будет примерно вот такого размера, она не должна быть больше, не должна быть меньше. У меня все было. Я просто это структурировала и написала.

Дисциплина — это, конечно, классно, но если у тебя нет глобального плана, как все сделать и как это должно выглядеть, то будь ты хоть 100 раз дисциплинированным человеком, без вдохновения тебе никак. Ты не знаешь, с какой стороны тебе подступиться, как начать.

Мне вообще не нравится, когда все сводится к каким-то техническим моментам. Будто каждый хрен с улицы может сесть, сказав, что он очень дисциплинированный человек, и написать книгу.

— Вдохновение можно взять где угодно. Но если ты не умеешь рефлексировать, то будет сложно. Многие говорят, что вдохновение вокруг нас, и я с этим, конечно же, соглашаюсь. Необходимо смотреть широко раскрытыми глазами, но если ты не умеешь смотреть внутрь себя — вряд ли что-то получится.

От внутреннего диалога меня отвлекают мысли типа «а что там у других». И перед тем как уже сесть непосредственно писать, я потратила 4–5 дней на то, чтобы поотписываться от всех, кто меня в социальных сетях отвлекает или расстраивает. И я очень долго это откладывала, но потом поняла, что в XXI веке ты не можешь не заходить в Фейсбук — там жизнь, работа и контакты. Поэтому нужно научиться с этим правильно обращаться: найти какой-то алгоритм, который работает на тебя.

У меня нет целей, связанных с деньгами. Я всегда знаю, что можно заработать, и если не сейчас, то появится потом. Когда я заработала первые деньги на тираже, то потратила их полностью на себя. Деньги — это возможность купить классные впечатления, сделать что-то приятное себе, близким. Наверное, это самое важное.

У меня как-то был депресняк из-за того, что мне 28 лет, а я не зарабатываю столько, чтобы поддерживать своих родителей. И это чисто ментальная штуковина: я понимаю, что в Европе никто не болеет этой болезнью. Это у нас так: когда дети становятся на ноги, они тянут родителей, даже если те еще работоспособные и у них все нормально. Появляется чувство вины, что ты вроде как должен. Я себя на этом поймала и в какой-то момент поняла, что мои родители от меня этого, в принципе, не ждут. Когда я слышу истории «когда я заработаю миллион, то куплю родителям вот то, а еще вот то и т. д.», то понимаю, что перестала этим болеть: я куплю сначала что-то себе, а потом уже родителям.

— Мне кажется, это супернеправильно: когда ты успешный человек и чего-то стоишь — думать только о других, даже если это твоя семья. Тебе нужно поддерживать себя, чтобы у тебя было ощущение кайфа, когда ты зарабатываешь и что-то можешь. Потом уже ты делаешь какие-то приятные вещи для своей семьи и друзей. Это не то чтобы какой-то нездоровый эгоизм — это нормальное отношение к деньгам, которые ты зарабатываешь.

Безусловно, есть вещи, которые меня тяготят каждый день. Это какие-то бытовые штуки из серии «а вдруг я не продам тираж» или «а вдруг мой новый проект будет никому не интересен». Я переживаю за какие-то здоровые вещи, на мой взгляд, за которые лично для меня странно не переживать. А так чтобы меня тяготили какие-то более серьезные штуки — наверное, нет.

В Париже был классный кусок жизни, но там все это и закончилось. Больше я не буду тем человеком и приеду туда уже совсем другой. Но я очень скучаю и люблю сам город. Мне там комфортно, он для меня невероятно красивый и уютный, я его очень хорошо знаю.

Когда мне кто-то присылает фото с моей книжкой на фоне Парижа, у меня появляется ощущение, как будто ты расстался с человеком, а потом через время смотришь на него — а он похорошел, и вообще у него все зашибись.

У меня было ощущение level up, когда я уехала в Париж, а теперь этот level up еще больше, потому что у меня отлично получается.

Переехать за границу — это, на самом деле, никакой не level up: я просто влюбилась в человека, который оказался иностранцем, но он мог бы быть и русским — это совсем не важно. Я вернулась, издала книжку, и вообще, все отлично. И я сейчас в разы счастливее, чем тогда, в 2016-м году, когда я жила в таком супергороде.

У нас эмиграцию, переезд или свадьбу принято ассоциировать с успехом, хотя какая разница, где ты и чего добиваешься?

— Я очень хочу провести спонтанную фотовыставку: у меня очень большие архивы фотографий из Парижа, и мне хочется как-то их показать людям. Очень хочется сделать аудиокнигу. Она такая кинематографическая, и хочется ее записать своим голосом. Мне очень нравится сама атмосфера — когда ты зачитываешь свой текст.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ New friend every day: бегущий банкир Андрей Онистрат
752 1 36
 

Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: