Cпецпроекты

New friend every day: Ростик Русаков


0 329 14
Проект New friend every day — это эксперимент сооснователя bit.uа Татьяны Гринёвой. На протяжении целого года Таня решила каждый день писать о новом человеке. Иногда это закадычные друзья, а иногда новоиспеченные знакомые. В сегодняшнем выпуске — Ростик Русаков.

Привет! Это Ростик Русаков, музыкальный гедонист, путешественник, велоэнтузиаст и юрист (с кандидатской диссертацией). Мы же его знаем как организатора концертов в «Малой Опере», «Южному Береге Киева» и фестиваля Hedonism.

Когда у меня спрашивают: «Как ты все это успеваешь?» — я вспоминаю о Ростике, который посетил 95 стран, занимается и музыкой, и спортом, и ивентами (теперь знаю еще, что он без пяти минут кандидат юридических наук) и при этом выглядит так, будто все это никакая не работа вовсе. Наверное, это и есть секрет — просто делать все легко, как игру, а не работу, да? В общем, на этих выходных в ЮБК пройдет второй фестиваль очень классной, отобранной заботливо музыки Hedonism (если вы читаете меня и качаете мои плейлисты — срочно идите туда), а Ростик — мой #newfriendeveryday.

— Мой папа — архитектор, а мама училась на программиста и любила AC/DC. В общем, они слушали русский рок: «Кино», «Звуки Му», «Аквариум», потому я не мог не полюбить музыку (Да, и мой сын тоже, еще будучи не рожденным, был на концерте Foo Fighters, например, — такая вот преемственность музыкального образования).

— Я не хотел быть космонавтом, но до шестнадцати лет пытался ассоциировать себя с творческой профессией и романтическим образом. А после школы пошел на юриста и даже написал кандидатскую диссертацию. Моим научным руководителем была Марина Ставнийчук — глава ЦВК, потом советник Ющенко. Когда она стала советником, ей стало не до научной деятельности, а мне — не до юриспруденции. Так что кандидатскую я так и не защитил, хотя она была на очень актуальную и важную тогда тему: влияние СМИ и интернета на избирательную активность.

— В 21 я понял, что для того, чтобы стать крутым юристом, нужно быть подонком, а я хотел быть честным с самим собой и делать то, за что не стыдно. Так после аспирантуры я попал впервые в Европу: в рамках волонтерской программы по построению самого большого буддистского центра в Берлине. В 2006-м мы помогали обустраивать буддистский храм, мои первые медитации и выходы в транс были именно там. Тогда же я попал на последний LoveParade — эту сумасшедшую дискотеку из миллиона людей и всех улиц города.

Полноценное музыкальное изменение сознания началось в 1997 году с группы "Мумий Тролль": это парадокс, мейнстрим, который все любят, постсоветская реинкарнация "Нирваны", которая заставила всех иначе посмотреть на многие жанры.

— В 2001 году в Киеве была волна независимых молодых груп: «Шелтер» и «Давка» в buddyguy, откуда вышли уникальные личности — «Вареники», «Пятки», «Водолечебница», «Станция Мир», «Белки», «Блюденс» — это были два года безудержного драйва и отрыва от родительского очага. «Блюденс» я услышал на «Мисячных тромбонах» диджея Толика, записал на обоях фломастером их название, чтобы не забыть, и, случайно встретив вокалиста в гостях у друзей, через некоторое время стал их бас-гитаристом, сразу уехав в тур.

Да, до «Блюденса» была группа «Фастфуд» — все было не так серьезно, но весело. Мы тренировались на котиках: играли что-то типа Pearl Jam, Alice in Chains, Blink-182, Sex Pistols и Joy Division. Но в какой-то момент я перестал играть чужое — и это повлияло на будущее. Делай свое, не копируй. Иди против толпы — это главное правило, которое мне когда-то рассказал мой препод из МИМ (ах да, когда-то я еще получал MBA…).

— Моим первым фестивалем, который все изменил, стал Open’er в 2006 году: потом началась любовь к Four Tet, Air и Boards of Canada…

 

После Open’er у меня начались путешествия: я пришел в аспирантуру, где писал диссертацию, и взял академотпуск. В первый день работы WizzAir в Украине я купил билет в Лондон — без визы и без денег. С тех пор я не могу остановиться: на моем счету 95 стран, и следующими я знаю, что будут Северная и Южная Корея, Япония, Папуа Новая Гвинея, Новая Зеландия, Восточный Тимор. Путешествия — это самое лучшее познание мира через культуру других. Путешествия — как первая доза героина, это лучший наркотик и единственный на 100% полезный.

Я езжу по миру и расставляю красные флажки там, где мне нравится больше всего. В итоге сейчас у меня есть любимые страны и города, в которых я бывал десяток и более раз.

— Мы путешествовали и на лоукостах, и на машине, и автостопом, и почти всегда целью были концерты и фестивали. Мне нравится этот способ путешествовать, потому что фестивали никогда не проходят в скучных местах — и в эти места вы не попадете без фестиваля. Часто это промзона или ангар — никогда это не может быть в очевидном месте.

— Я не знаю, конечно, всех фестивалей мира, но главных 150 точно могу назвать. Обычно я просто открывал туры любимых групп и смотрел, где проходят их концерты: чем интересней место и страннее, тем круче — так и выбирал, куда ехать.

Полтора года в жизни на 2 работах я работал «на дядю» — это давало мне необходимые средства для путешествий: да, для этого нужны деньги, но комфорт для меня не важен вообще. Я не буду пить кофе за пять евро на центральной площади, я лучше куплю в супермаркете сидр и камамбер за два евро и посижу на берегу Сены.

Путешествия и музыка для меня - как две руки: я не могу поехать в трип, чтобы не побывать при этом на фестивале. В последнем моем кругосветном путешествии за пять месяцев было 20 стран, 3 фестиваля и около 150 артистов на трех континентах.

— Да, еще я и велосипедист — ретровелопарады, круизеры, шоссейники — это все мое. Мой лучший друг живет в Амстердаме, а любимый Берлин — официально самый большой велогород мира. После всего увиденного в 2011-м я решил, что в Киеве надо что-то менять: я привязался к хостелам и сделал велопарковки и велопрокат в нескольких хостелах города, среди которых прекрасный Dream house — это правильное место с правильной атмосферой. А еще у нас был единственный в Киеве велобар Greengo Pub в Мариинском парке.

— Так как мой папа архитектор, я всегда следил за лучшими зданиями в Киеве — так в 2012 году мы нашли «Малую Оперу»: там показывали первое кино в Российской империи, был Дом культуры трамвайщика, продавали одежду и жили бомжи. Был военный госпиталь, а потом пришли мы.

На Новый год мы сделали вечеринку AstroSurf: мы рассчитывали на узкий круг 200300 человек, но пришло 1100! Это был один из лучших ивентов в моей жизни, хотя организация была ужасной, и мы думали, что нас поднимут на вилы… Это дало нам бюджет для следующих привозов, и «Малая Опера» на какой-то момент стала самой главной сценой Киева: мы привозили Trust, Kasper Bjorke, On The Go, Motorama, Teslaboy, Emika, UNCLE, dakh daugthers, сделали Chillwave festival и новогодний LоveParade…

— В 2015-м появился пляж ЮБК, и уже три года это точно самый большой летний постоянно действующий клуб в Киеве. Второй раз мы делаем Hedonism, так как знаем: занимаемся т.н. культурным просвещением — не только дискотеки, но и кроссжанровость, разная музыка, новая планка и развитие… Ладно, я не хочу зацикливаться на миссионерстве, но я точно это делаю не только для себя.
Хочу, чтобы в этой стране меня окружали правильные, классные, крутые люди, и вот они — все здесь.

Моя принципиальная позиция по подбору артистов: чем больше они выступают по миру, тем больше вероятность того, что они попадут к нам. У нас строгие правила и много фильтров для того, чтобы никаким образом не проходил треш и были разные жанры и исполнители.

Как-то меня затегали в посте о том, что мы «запрещаем» группам выступать месяц до и после Hedonism в Украине. Но мы не запрещаем ничего, а делаем это для самих групп, для того, чтобы каждое шоу было актуальным и ожидаемым и чтобы они готовились, как к сольнику. И это мировая практика! Мы даем классное время молодым группам, и у нас нету понятия мейнстейдж. У нас есть группы из разных стран и разных регионов Украины — с Донбасса, из Тернополя, Львова, Днепра, Чернигова и Одессы. Я думаю, что таким образом мы объединяем Украину.

Я гедонист всю свою жизнь. Кроме периода фестиваля Hedonism.

— Мне всегда было скучно слушать один жанр: я понимал, что мир такой разнообразный и хочется все послушать, смешать, выбросить и снова вернуть.
Раньше не переносил хип-хоп и драм-н-бейс, сейчас не понимаю, как можно не переносить какой-то из жанров, даже если это босанова. Именно об этом и Hedonism: его формат — это отсутствие формата и жанровой привязки.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ New friend every day: Сергей Малецкий
713 0 7

Электроника, сыгранная вживую — это, пожалуй, мой любимый жанр. Хотя нельзя описать любимых артистов одним жанром, проще назвать жанр именем группы.
Чем более странно звучит музыка, тем она интересней: когда кто-то выбивается из толпы, мой прожектор падает на них, даже если у них нет тысяч фоловеров в соцсетях.

— С одной стороны, я музыкальный гедонист, с другой — музыкальный задрот и гик: мне важно, чтобы все было организованно, и по каждой группе я создаю свой личный плейлист. Так за свою жизнь я сделал тысячи плейлистов: я не слушаю музыку альбомами, у каждой группы для меня составлен свой порядок треков и свой личный хит-парад.

— Музыка, как и запахи, одна из самых ассоциативных вещей: я помню моменты, места, друзей часто в едином целом с определенными музыкальными иконам.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ New friend every day: Глеб Буряк
619 0 14

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: