Cпецпроекты

New friend every day: создатель бренда Marsala Мария Маслий


0 612 14
Проект New friend every day — это эксперимент сооснователя bit.uа Татьяны Гринёвой. На протяжении целого года Таня решила каждый день писать о новом человеке. Иногда это закадычные друзья, а иногда новоиспеченные знакомые. В сегодняшнем выпуске — Мария Маслий.

Это Маша Маслий, создатель бренда Marsala и талантливый фотограф. Маша учится в Кембридже по специальности fashion design — она выиграла грант и за два года продала около десятка тысяч обуви в Украине и за границей.

Маша придумывает обувь уже несколько лет, но лишь в Кембридже научилась рисовать и теперь считает что любой человек может научиться любому делу. Маша мечтает открыть свою монобрендовую сеть (как Jimmy Choo), у меня лично есть две пары изящных босоножек Marsala, и я уверена, что это совсем скоро произойдет. А сегодня Маша — мой #newfriendeveryday (тут  и тут все остальные мои друзья).

В детстве я мечтала стать художником. Не знаю почему, но я представляла себя в какой-то кинематографичной истории: у меня должна была быть огромная мастерская с миллионом холстов — как в кино: наверное, я увидела это в каком-то фильме. Но я не умела рисовать, научилась совсем недавно.

Я не могу рисовать вот эти классные красивые скетчи, которые рисуют все модные дизайнеры. Однажды меня научила моя соседка: ты смотришь на объект, который перед тобой, не смотришь на бумагу и пытаешься связать свою руку с бумагой через зрение. Ты можешь подсматривать, но смысл в том, чтобы ты почувствовала пропорцию движения руки через глаза. После третьего рисунка ты поймешь, что уже можешь рисовать. И еще никогда не называть для себя предметы, которые рисуешь. Не думать, что если рисуешь глаз, то ты рисуешь глаз, пытайся повторить то, что видишь. И у меня получилось, и это потрясающе, ты не представляешь, в каком я была шоке: «Вы не понимаете, каждый может рисовать! Это же свобода!»

И я вспомнила своего знакомого Женю, который сейчас в Штатах, художник киевский, безумный совершенно. И он мне говорил: «Поверь, каждый человек может рисовать.» Я подумала: «Ну конечно же, ты можешь нарисовать что угодно». — «Нет, просто нужно тренироваться, просто делать это много раз».

Еще в детстве мечтала стать политиком. Потом я поступила на экономический и стала фотографом (просто не было фотофакультета). Мой дедушка занимался фотографией, а дедушка для меня — самый важный человек и пример. Я жила с бабушкой и дедушкой, так как папа умер, а у мамы своя семья. Мы нормально с ней общаемся, но с родителями я никогда не жила. Они всегда были заняты, а дедушка всегда мной занимался, это человек, который вложил в меня знание и отношение, что нужно знать больше.

Дедушка был начальником производства военного завода, но увлекался фотографией. Он очень творческий и любопытный человек: ему 79, он очень активный, читает интервью Илона Маска, читает меня на «Фейсбуке». Сказал: «Ты так редко звонишь, что мне пришлось научиться пользоваться «Фейсбуком». Теперь я все знаю, вот эту фотографию я уже видел у тебя на «Фейсбуке», можешь ее не показывать». Нет людей, которые были бы знакомы с моим дедушкой и остались к нему безразличны.

В общем, он фотографировал и меня в том числе. Потом в 8–9 классе мне подарили цифровой фотоаппарат, и это было таким событием. Я снимала какие-то цветочки, бабочек, здания, жучков, паучков. На первом курсе у меня появилась работа — я делала домашнее задание для американских студентов. Был сайт, где ты получал задания за страницы. У них была подписка на платные библиотеки, можно было не из гугла, а реально делать эти работы. И таким образом заработала на первую зеркалку, сразу начала брать за это деньги, мне было 17 или 18.

У меня было время, когда я многое потеряла: материальные ценности, людей. Перепрожив эту ситуацию, я поняла, что ничего не потеряла на самом деле: ни деньги, ни даже какие-то люди, которые тебе помогают, они ничего не значат, если значишь что-то ты. Ты сам — живой организм, у которого всё внутри. И я сказала себе: «Ой, я же и дальше могу, и все точно так же классно, ничего не поменялось». 
Я не знаю почему, но иногда мне кажется, что порой я попадаю в зону комфорта, но очень ненадолго. Так ненадолго, что я не успеваю это понять. Я считаю, что я сама не разрешаю себе быть в зоне комфорта, кажется, что это разрушает меня как развивающийся организм, что это сразу меня останавливает. Я все время нахожу какую-то проблему: у нас что-то случилось на работе или вот у нас здесь какая-то ошибка, вот тут можно лучше. Да, мы молодцы, но нет.
А смысл думать, что все классно? Если все классно, то заканчивай и иди к следующему. Я могу 10 раз в день говорить, что всё класс и столько же, что всё не класс.
В Британии у меня есть соседка, у которой папа — астронавт. У него было 6 полетов, провел год в космосе, он американо-английский космонавт, про него сейчас снимают художественный фильм, потому что это связано с каким-то конфликтом между странами. Там потрясающая история, он все время приходит и рассказывают кучу каких-то интересных фактов. В последний раз он приходит и говорит: «Маша, я так рад сегодня быть здесь, в Кембридже». — «Да? У нас?» — «Нет, ты не понимаешь, утром я вернулся из России».

Стиль — это больше о том, как человек себя ведет, чем то, что на нем надето. Хороший вкус не связан со стилем. Мне кажется, что может быть стиль с плохим вкусом. У человека может быть свой стиль, но это все равно будет плохой вкус. Это не только о том, как ты выглядишь. Это как будто бы всё: то, как ты себя ведешь, что ты говоришь.
Я понимаю, что я хочу больше денег, но, наверное, получаю столько, сколько мне нужно тратить. Я вот фантазирую, что мне нужно прям намного больше денег, они не слушаются, при этом каждый раз. Наверное, я просто не готова их куда-то потратить.

Не знаю, хорошо это или плохо, я не знаю, как выйти на другой уровень внутри себя. Мне нравится вкладывать деньги в бизнес, я кайфую от того, что он растет, мне очень это интересно, мне нравится, что у нас больше возможностей. У меня нет желания забрать все эти деньги и купить себе что-то. Это как с Англией: я не ждала эту возможность, я мечтала об этом с невероятной силой 6 лет назад, но это случилось сейчас, когда тоже не было такой возможности. Вот ее не было ни тогда, ни сейчас. Деньги не лежали в тумбочке. Она нашлась, потому что вот сейчас я решила, что мне это нужно и другим способом нашлись деньги. 

Я точно понимаю, что мне нужно в 5 раз вырасти для производственного процесса, для того, чтоб быть на хорошем уровне для международного рынка, чтобы продажа и закупка была во всех смыслах выгодна, а не просто в ноль. Нужно немного вырасти, для этого нужен клиент. Я думаю, что это точно случится. Мы продаем сейчас в России, в нескольких странах Европы, но это все происходит довольно точечно и нестабильно.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ New friend every day: психолог Михаил Лабковский
1917 0 15

Когда я начала заниматься Marsala, то снимала однокомнатную квартиру: она была меньше 40 м кв., и когда я получала все эти коробки, они все стояли у меня, к кровати было тяжело пробираться, и коробки стояли до потолка. Только ванная была свободна. Реакция людей, которые приходили, была очень смешная. Так продолжалось какое-то время, потому что когда ты партию получаешь, ты ее складируешь, распределяешь по магазинам. Сейчас, конечно, все иначе.
Туфли — это какая-то эмоция. Практически каждая девушка считает себя коллекционером обуви и считает, что она абсолютно одержима обувью. Нет, конечно, не так, как все, а прям совсем. Я снимала девушек для их аватарок, для их чувства внутреннего удовлетворения.

Мне, безусловно, нужна была какая-то миссия, и мои признательные клиентки писали мне письма в стиле «я сходила на миллион тренингов саморазвития, к психотерапевту, но я ничего не могу сделать со своим отношением к себе, но ты вот так меня увидела, сфотографировала — и я поняла, что все со мной в порядке, и у меня сразу все наладилось, просто потому, что я увидела себя другими глазами». И это было так круто, я поняла, что все, что я делаю, было именно для этого, чтоб она почувствовала себя по-другому. Та же история с туфлями. Это абсолютно одно и то же, потому что они приходят и так реагируют на себя, сейчас я наблюдаю а этим в шоуруме — они просто прыгают, визжат, они себе нравятся. И я понимаю, что мы дарим им ощущение себя.

Помочь любить себя — это проблема каждой девочки. Когда утром ты просыпаешься и думаешь, что ты толстая и старая, хотя ничего не изменилось между вчера и сегодня. Потом покупаешь туфли и думаешь: «Как я могла такое подумать?»

Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: