Cпецпроекты

New friend every day: мальчик Дима Ружевич


1 451 42
Проект New friend every day — это эксперимент сооснователя bit.uа Татьяны Гринёвой. На протяжении целого года Таня решила каждый день писать о новом человеке. Иногда это закадычные друзья, а иногда новоиспеченные знакомые. В сегодняшнем выпуске — Дима Ружевич.

Это Дима Ружевич и его мама Люда. Дима — официально самый молодой библиотекарь Украины (его внесли в Книгу рекордов Гиннесса Украины). Ему 14 лет, и у него такой же диагноз, как у Стивена Хокинга. У Димы двигается всего один мизинец, но в первом классе он читал со скоростью 183 слова в минуту, а в свои четырнадцать собрал в своем родном селе Сергеевке Донецкой области библиотеку из 2000 книг. К сожалению, о ней знают в Киеве больше, чем в его селе.

Дима с мамой Людой и сестрой Илоной приехали на «Книжный Арсенал» на этих выходных в рамках проекта «Особлива подорож» Kateryna Babkina для особенных детей со всей Украины. Мы с моей волшебной подругой Inna Golovanchuk (которая мечтает о сбытии мечт всех детей) встречали их на вокзале и немного гуляли потом по городу. Дима в свои 14 впервые был в кино, впервые ел попкорн с колой, впервые видел такое количество книг на «Арсенале»… Да, он читает бумажные книги (с одним работающим пальцем!) и с монитора компьютера.

Я планировала поговорить с Димой, но получился диалог с его мамой — про Диму и не только, и не зря. Люде сорок три года, она сама воспитывает двоих детей (еще есть трехлетняя Илона), и она просто растаптывает стереотипы о том, какой тяжелой может быть беседа с матерью-одиночкой, которая заботится о сыне с особыми потребностями в зоне боевых действий. Люда — просто амбассадор позитивного мышления и спокойствия, она всегда красит губы, выходя из дому, всегда делает маникюр и говорит, что жизнь прекрасна, несмотря на войну. Недавно сдала на права и мечтает оказаться в Париже. Думаю, вполне должен сбыться ее план.

Это очень особенная история. Это самая особенная история из тех, что я слышала, видела и к чему мне довелось прикоснуться. Это особенная история про особенную женщину, которая даже без обычного среднего образования в глухом селе и в тяжелых условиях обладает такой женственностью, глубиной и волшебной прямотой (глубиной в прямоте?), что ты понимаешь, сколько тебе еще нужно учиться жизни и ценности каждого момента. И в ней ноль суеты. Ноль. Это поразило меня больше всего, пожалуй.

Это особенная история о том, как зависть и невежество никогда не побеждают (но зачем-то присутствуют, увы, в нашем обществе, даже рядом с людьми с вот этими самыми особыми потребностями. Примеры налицо: односельчане удивляются, за что наградили вообще Диму, делают вид, что не знают ни о какой такой библиотеке. А соседка сломала ей во дворе смородиновые кусты: чего это матери-одиночке с двумя детьми красить губы и ногти?! (Оба отца детей Люды оставили ее одну еще во время беременности.)

Это особенная история потому, что она только начинается: потому что у людей, которые делают что-то вопреки, а не благодаря, точно должно получиться. У тех, кто так ценит жизнь, кто, будучи обделенным сам, умеет заботиться о других, эта жизнь должна на финишной прямой — длинной финишной — оказаться счастливой. Всё, читайте уже. Мой самый пока особенный #newfriendeveryday.
Тут все остальные мои друзья и тут.

— Я воспитывала Диму сама, с рождения он не переворачивался и не сидел. Он был у нас постоянно на руках, я выросла в многодетной семье, нас пятеро, он был самым первым, и его брали с рук на руки. А когда исполнилось 9 месяцев, выяснили, что он не сидит и не переворачивается.

— Мы поехали в Донецк на обследование, там был профессор серьезный и жесткий, и я, когда пришла, положила Диму на этот пеленальный стол, он ручки и ножки посмотрел и говорит: «Всё, ходить и сидеть не будет». Я на него накинулась с кулаками — ну как это мне говорят такие вещи?! Ну как, я ношу своего сына, рассчитываю, что он будет ходить, а тут мне какой-то дядечка в белом халатике говорит такое. Но я все с надеждой жила, жила, жила…

— Диме исполнилось 5 лет, а я не останавливалась: все эти монастыри, бабки. И я решила его повести в ОХМАТДЕТ в Киев. Тоже тут был какой-то известный профессор, но я уже была более остепененная, говорю: «Мне сказали, до годика дети с такой болячкой живут». Диме уже было 5, когда мы приехали в Киев, и я задаю вопрос: «Ну как профессор в Донецке сказал, что до годика, а ему 5 лет?» Мне ответили, что это все благодаря моему уходу. «Как уходу? Ну мою, одеваю, кормлю». И он на меня посмотрел скептически: «Я вам сказал, что это благодаря вашему ходу. Как будете ухаживать — столько ему и жизни».

И только 3 года назад я поняла, что это все уход, и я действовала всегда так: только он закашлял — я сразу в скорую. Представьте: 20 воспалений легких. Было всякое в жизни — руки опущены, ноги опущены, жить не хотелось, потому что это очень тяжело, когда ты сам, а у тебя нет ни друзей, ни знакомых, ни денег, просто твой ребенок — и всё.

— Я иногда смотрю на мам, у которых здоровые дети, и не понимаю, как они могут быть такими безразличными и невнимательными к своим детям? У них же так все хорошо! Когда Диме было одиннадцать, я родила Илону и боялась — как же она сядет, как она пойдет? В селе, когда я была беременна, часто слышала слова: «О, одного инвалида родила, второго рожает». Ей исполнилось полгода, и все уже начали спрашивать, сидит ли она или как ходит. И вот ей исполнился год, и она пошла. Сколько радости — я не могла осознать, что один мой ребенок не ходит, а этот ходит!

Она постоянно куда-то лезла, что-то разливала, а я привыкла 10 лет следить за ребенком по-другому. 2,5 года назад она открыла духовку, я пошла ставить чайник — меня откинуло, сгорело все лицо и штора. Мне потом посоветовали мазь, от которой я помолодела. Потом все спрашивали рецепт, а я говорила: «Спичка — духовка». Я не могла осознать, что за тем ребенком, который ходит, нужен глаз да глаз. Мне все говорили, что я ее рожаю для того, чтоб она следила за братом и мной. Она сама с 2 лет с пылесосом, может накормить Диму, подать книгу, одеть носки.

— Я не понимаю людей, которые чем-то недовольны, что-то у них сломалось, и они нервничают. Казалось бы, жизнь прекрасна. Вот мы втроем: Дима лежачий, Илона маленькая, мне сделали кесарево, и я приехала домой к лежачему ребенку, нет сил после операции, и еще есть маленький ребенок. Я сама все делаю, у меня мама умерла 4 года назад. Временами удивляюсь, откуда я беру силы: раньше инвалидов воспринимали в штыки, косые взгляды, шепчутся все. К Диме же постоянно какая-то агрессия и зависть, потому что он что-то делает. Получается, что ты вроде бы все можешь, но при этом не хочешь, а кто-то не может, но хочет.

Дима: — Я научился читать в 5 или 6 лет.

Когда он пошел в первый класс, у нас была проблема — мы не могли сложить слоги, но он умел считать до 100 и знал алфавит, не более. И уже через полгода прочитал 183 слова в минуту на технике чтения. И потом всегда был первым на технике чтения. Он в основном любит читать детективы, фантастику, «Гарри Поттера». 11 часов вечера, я хочу спать, Илона маленькая, у него же один пальчик работает, он переворачивает им: «Я еще читаю!» У него даже времени на уроки не хватает.

Дима: "Я мечтаю побывать во Львове. Библиотеку хочу делать только в своем городе. Еще я бы хотел побывать в Лондоне, стать программистом".

— У нас учительница по алгебре постоянно пристает, что Дима все время или с кем-то переписывается, или созванивается. Она до сих пор не может поверить, что он что-то умеет и знает сам. Недавно разговаривала с директором школы, она не поставила ему оценку за домашнее задание, сказала, что он где-то списал. Попросила ее задать такое же задание, чтоб он его при ней решил.
В детстве у меня тоже была инвалидность. Меня не взяли в общеобразовательную школу в моем селе — я была в специализированной, и в 1992-м было тяжело: с моим образованием никуда не поедешь. А я мечтала учиться в медучилище… Когда я пришла потом устраивать Диму в эту же школу, я встретила того же директора, что не взял когда-то меня. Я говорю: «Ну уже Диме вы не можете испортить будущее!» К счастью, теперь он учится в обычной школе со всеми детьми.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ New friend every day: создатель бренда Marsala Мария Маслий
627 0 14

— Я была старшей в многодетной семье, потому и осталась. Когда мы познакомились с Максимом Потапчуком, он нас свел с детской писательницей Евгенией Пелех. Она и собрала для нас все эти книги, дала возможность нашим односельчанам и другим людям заявить о себе, о том, что мы есть, о том, что мы хотим чего-то лучшего, и вот она создала проект. 17 марта Лана Ветрова приехала к нам в село и дала Диме награду за рекорд Украины. Для людей в селе это было как-то непонятно, они не осознавали, некоторые говорили: «А за шо ему це? А шо він зробив? Він же дома сидить».

Дима говорит, что хочет получить второй рекорд за то, что выучился учителем информатики. А я мечтаю о том, чтобы Дима хоть немного передвигался, а еще попасть в Париж. Не знаю, давно об этом мечтаю.
Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

1 комментарий

сначала новые
по рейтингу сначала новые по хронологии
1

Очень тронула эта история. А можно узнать контакты мамы Димы? Я во Львове живу. А Дима как раз мечтает во Львове побывать. Захотелось помочь осуществить мечту

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: