Cпецпроекты

New friend every day: IT гуру Илья Кенигштейн


0 369 14
Проект New friend every day — это эксперимент со-основателя bit.uа Татьяны Гринёвой. На протяжении целого года Таня решила каждый день писать о новом человеке. Иногда это закадычные друзья, а иногда новоиспеченные знакомые. В сегодняшнем выпуске — Илья Кенигштейн, IT гуру Украины.

Илья Кенигштейн — IT-предприниматель и IT-реформатор, создатель «Креативного квартала» — нового формата IT-кластеров для современных предпринимателей, созданного под вдохновением от американских WeWork.

Илья вернулся в Украину из Израиля десять лет назад, стал человеком, который все сделал для появления 3G в нашей стране, верит в позитивные изменения в украинском обществе и предпринимательстве и считает, что для этого нужно быть белой вороной, не бояться упасть и стараться хакнуть систему.

Сегодня Илья — мой друг #newfriendeveryday и большое вдохновение на изменения. Всех друзей читать тут.


— Я родился во Львове, когда он еще был совсем советский, при этом он был самым иностранным городом по сравнению с другими. Когда я был совсем маленьким, я мечтал стать великими музыкантом: ходил в музыкальную школу и играл на виолончели 7 лет. Для меня это было важно, я сам сочинял музыку.

— Наша семья была «растрепанной». Я считаю, что это огромный плюс. С одной стороны, это неумение планировать какие-то важные и простые вещи, а с другой — воспитание понятия «эмоциональный интеллект». Сейчас он ценится превыше всего, потому что человек, который обладает таким интеллектом, определяет эмоции и превращает их в некую практическую реализацию, то есть делает определенный практический кейс. Всех сотрудников «Квартала» в первую очередь мы выбираем по этим принципам. Сейчас это тренд в мире среди развитых компаний и пока большая редкость в Украине.

— Я не могу сказать, что Creative Quarter — это то, о чем я мечтал в детстве (как минимум я не знал, что такое sharing economy). Но я всегда хотел быть человеком будущего, который всегда находится на несколько шагов впереди общества. Не потому, что он так решил, а потому что у него есть определенный набор скилов.

Я очень много взял для себя из воспитания детей израильтянами. Там есть феномен «израильский папа»: он заключается в том, чтоб воспитывать ребенка, как и мать. По нашим меркам израильские дети плохо воспитаны, потому что родители позволяют им абсолютно всё. Поэтому у них нет конфликтов между детьми и родителями. Главное правило родителей — это не_париться. Быть «мамой-такси», которая возит детей по «развивалкам», — это стыдно и неправильно.

Но потом, когда дети вырастают, они идут служить в армию — и именно там их воспитывают. Лишь потом они учатся, потом едут на полгода-год в совершенно другую страну работать, и это большая прокачка и челендж для них. И лишь в 28-30 они начинают полноценную жизнь, заводят семьи и бизнесы — потому у них зрелые идеи и продуманные решения, они выявляют проблемы, спрос и просчитывают взрослые, работающие идеи.

Главное, что нужно ребенку, – это любовь. Особенно девочкам, им только любовь и нужна.

Остальное они возьмут сами. Дети — это полноценные члены общества, поэтому, к примеру, с моей дочерью мы не разговариваем дебильным языком, используем сложноподчиненные предложения — так же начинает говорить и она (Оливии 3 года).

— В 19 лет я сел в самолет и улетел в Израиль один. Жил там в деревне, где учил язык и доил коров. Я очень полюбил эту профессию, проработал там месяцев 8. Кстати, доить коров — до сих пор мое любимое занятие.

— Если бы меня спросили, изменил бы я что-то в своей жизни, если бы мне снова было 18, я бы ответил, что да. У меня были какие-то факапы, но я сам себя делал и продолжаю сам себя делать. В душе я намного моложе и ужасаюсь, когда вспоминаю, сколько мне лет. Обидно, когда внешне и внутренне ты совпадаешь, а в паспорте другое написано. В целом наше поколение, родившееся в 70-х, потеряло 15 лет. Они ушли в семью, размеренность, работу. Мне повезло — я занимаюсь тем, что мне нравится.

В 2007 году я решил вернуться в Киев, понял, что человек должен жить там, где он родился. Не потому, что так правильно, а потому, что так комфортнее и так можно больше себя реализовать. Он более гармоничен с тем, где он родился. Хотя сейчас становится популярнее жить на 2 страны, хоть это и дорого, но люди начинают себе это позволять.

Единственный совет, который я даю начинающим предпринимателям, – это не бояться упасть.

Если бы стартапер попросил деньги у кого-то в Израиле без предварительного падения до, то ему бы никто не дал: думали бы, что он упадет именно на этих же деньгах. У нас общество нетолерантное к неудачам, поэтому у нас все суперуспешные: куда ни посмотри, кругом топ-менеджеры и предприниматели, но почему-то экономика в жопе полной.

— Все боятся признаться себе в неудачах, но не надо бояться упасть. Страх демонстрации своей неудачливости или невезения — это бич нашего общества. Мы только начинаем решать эту проблему.

— Сейчас мы думаем, что все наши беды — это коррупция. Но все беды от того, что у нас слишком много дураков, наивных дураков, которые верят во все, что им говорят, в зависимости от той или иной манипуляции. Объективно сейчас должна быть хотя бы минимальная цифровая гигиена, нельзя вестись на всё. Тот же Facebook, к примеру, настолько политизирован только у нас, и это проблема.

— Я не лидер мнений, это вообще смешное определение в нашем закрытом фейсбучном мире. Просто в какой-то момент накопилось много того, о чем хочется рассказать.

Мой совет начинающим – это пропускать свои проекты через себя настолько, насколько ты можешь.

Потом понимать, что ты можешь гораздо больше. Собственный проект делать очень тяжело, но надо делать. Вставать в воскресенье и делать. Рассчитывать на то, что гордиться тобой будут только твои дети, больше никто. Потому что у тебя может не получиться, и дети тебя простят. И то — не факт. Но если они будут гордиться, тебе этого должно быть достаточно, чтобы быть довольным тем, что получилось. 3G был из серии таких проектов. Идея с 3G возникла, когда у меня родилась дочь. Я подумал, что было бы здорово, чтобы она говорила: «Мой папа поспособствовал тому, чтобы у нас в стране появился 3G».

— Мы движемся по спирали: рано или поздно дети о тебе забудут, у них будут свои дела. Поэтому нужны яркие вещи, в которых есть твердые воспоминания.

— Парадигма моей социальной активности заключается вот в чем: я считаю, если ты не идешь в политику, то должен тратить не больше 10% своего времени на социальные взаимодействия с обществом. Если будешь тратить больше не на свою семью, не на свой бизнес, не на свое развитие, то рано или поздно либо окажешься без денег, либо разочаруешься, либо станешь коррупционером. Ворвешься в систему, при этом, сам того не подозревая, будешь думать, что делаешь благо, но изнутри огромной ржавой машины, которая, как зомби, движется непонятно куда. Это то, что сейчас происходит с большинством наших молодых реформаторов.

— Нельзя изменить страну прямыми методами и алгоритмами, ее можно только хакнуть, чтобы изменения произошли тогда, когда о них не подозревают. Для того чтобы хакнуть систему, необходимо взять какой-то практический кейс. И с его помощью пытаться что-то изменить, но не говорить до конца свою цель, которая в результате будет гораздо глубже. Так у нас было с 3G и PayPal.

— Никакая технология не сможет заменить человека: всё у нас нужно менять с детства, весь майндсет. И это большая проблема. У нас много умных и талантливых людей, они потихоньку собираются в крупных городах, а другие живут с простыми амбициями. Пока все не поймут, что безвиз начинается не в визовом центре, а в голове, у нас все будет меняться очень медленно. Отмена визового режима — это задача каждого человека и его семьи.

Человек, который любит место, где он родился, то место, к которому он принадлежит, — его задача сейчас сложная, потому что он понимает, что поколение 70-х уже ничего не сделает. Иммиграция в этом случае является большим злом. Менять страну необходимо — это гигиена каждого, нужно не лавочки красить в желто-голубой, а менять свое отношение к тому, где ты живешь на сегодняшний день.

Во-первых, чтобы что-то изменить, нужна злость. Во-вторых, не нужно ждать кого-то, кто придет и сделает всё за тебя. В-третьих, не бояться упасть, а в-четвертых, быть белой вороной. Нужно мыслить по-другому: чем больше у тебя хейтеров, тем большая вероятность, что ты прав (если это не касается маргинальной точки зрения, как ситуация России и Украины, к примеру). Когда люди действительно захотят изменений, этого будет более чем достаточно, чтоб они произошли. Потому что всегда придут те самые белые вороны, которые реализуют эти изменения.

Подписывайтесь на нас в Facebook
Рекомендуемое

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: