Cпецпроекты

New friend every day: PR-специалист Даниил Ваховский


0 361 1
Проект New friend every day — это эксперимент сооснователя bit.uа Татьяны Гринёвой. На протяжении целого года Таня решила каждый день писать о новом человеке. Иногда это закадычные друзья, а иногда новоиспеченные знакомые. В сегодняшнем выпуске — Даниил Ваховский, маркетинг-директор Uklon.

Даниил Ваховский — один из лучших PR-специалистов страны, маркетинг-директор Uklon, до этого управлял пиаром в «Укрзализныце», «Новой Почте», Comfy и UMH.

В детстве Даниил хотел быть писателем и планировал поступать на факультет журналистики, но в итоге получил диплом по «международным отношениям», 12 лет проработал в PR и всё еще планирует написать книгу.

Сегодня Даниил — мой друг #newfriendeveryday, и все истории героев (их уже больше 50!) можно почитать тут.

— В детстве я мечтал быть полицейским, писателем и гонщиком. У меня был воображаемый друг — пёс, с которым мы вели расследования и раскрывали преступления. Писать я начал рано — с 6-7 лет, первые заметки были о приключениях ковбоев и индейцев (очевидно, под вдохновением от советских вестернов про Чингачгука). А гонки мне нравятся, но в теории: я даже не вожу машину. Плохое зрение, да и пробки такие в городе, что это теряет смысл.

— У меня не очень веселая жизнь: нет времени заниматься тем, что действительно важно. Когда ты становишься профессионалом, тебе все время подбрасывают какую-то работу и ты не можешь никому отказать. Я каждый год обещаю себе: вот следующим летом займусь книгой. И каждый год откладываю.

— Два года назад я решил, что есть время поработать на благо государства — сейчас это несложно реализовать. Человек который обладает какими-то компетенциями, сегодня может попасть туда прямо с улицы. Так я оказался в «Укрзализныце» на должности руководителя PR-департамента.

— В «Укрзализнице» было много дилемм морально-этических, многие не понимали, что я там делаю: любой пиар до меня был направлен на директора «Укрзализныци», все негативные инфоповоды скрывались, иногда до абсурда. Там всегда были назначенцы от власти, и последствия в контексте коррупционной составляющей закономерны.

У меня же был ориентир полной открытости: отвечать на все вопросы, сотрудничать с журналистами — только так можно чего-то добиться.
Это мало кому нравилось. Сначала я не подозревал, куда я попал, потом мне стало понятнее. Я проработал там 9 месяцев, чуть не дотянул до года — мне было важно закончить проект, я это сделал.

Я выстроил себе правила и моральные принципы: никогда не работать против людей, которые для меня важны. Не буду работать на два лагеря. Иногда приходит человек, к примеру, и просит помочь в пиаре против друзей моих родственников. Разумеется, это недопустимо.

— Пиар часто неправильно воспринимают — только как формирование положительного образа. Но пиар — это искусство общественного диалога. Тебе нужно научиться слушать, реагировать: правильный пиар решает проблемы.

— Ко мне однажды пришел митинг людей от организации слабовидящих.
Я думал сначала, что это проплачено. Но когда вышел, я узнал, что «Укрзализныця» годами их игнорирует. Слабовидящий человек имеет мало возможностей в Украине: не может купить через сайт билет, ему нужно ехать на вокзал… «Укрзализныця» оправдывалась, объясняла, почему все улучшения невозможны, но продолжала ничего не делать.

С моей стороны было неэтично говорить «ребята, расходитесь». Да, тогда для них были сделаны небольшие доработки, но это всего лишь «костыль». Глобально нужно менять всё.

— Наша проблема в том, что мы привыкли десятилетиями жить в плохой инфраструктуре совка: привычно то, что в вагоне постель грязная и помятая, чашки грязные, вагоны ржавые. У нашего поколения другой уровень качества жизни, нам странно это наблюдать.

Система заставляет встраиваться в ее сущность. На моей позиции меня как начальника департамента пиара все равно пытались учить другие — просто потому, что они начальники.
Ты все равно становишься заложником системы, а времени на реальные реформы очень мало. Систему надо демонтировать или создавать параллельно новую — ее надо менять в корне, заменой части людей ничего не изменить.

— В госслужбе нет понимания того, что получится долгосрочный результат. Ты можешь долго что-то делать, а потом приходит кто-то и перечеркивает все, что ты сделал.

При этом у нас много людей хороших, верных, сильных. Мне написал классный парень, который всю жизнь мечтал работать на железной дороге… Я говорю: ну зачем тебе это? А он начал и занимается реставрацией поездов, собирает множество поездов, которые являются исторической ценностью, по личной инициативе.

— С Uklon мы сошлись на ценностном уровне. Сейчас я провожу 7-часовый рабочий день там, читаю лекции и пишу. Такси и перевозки — это страшный, абсолютно кошмарный рынок. То, чего добился Uklon, — это работа с качеством в свое время. Глобально рынку нужна перезагрузка на законодательном уровне.

— Я считаю, что конкурент — это не враг, а самый лучший друг. Ты получаешь еще одну голову. Благодаря Uber мы получили еще больше инсайтов и отчасти благодаря ему мы перестраиваем решения для водителей.

— Я люблю борьбу. Меня мотивирует конкуренция. Поэтому мне нравилось работать в UMH, и поэтому мне было скучно в «Новой почте».

— Деньги для меня ничего не значат. Если бы я не был женат, я бы вообще не работал. У меня всего два определения качества жизни — хороший кофе и книги. Деньги — это инструмент безопасности. Мне нравится возможность не работать несколько месяцев. Я приехал и начал писать роман полгода. Потом выпал из жизни и пошел на железную дорогу.

— Я хотел бы уйти из Uklon, когда мы выгоним из Украины Uber. Я считаю, что у них нет бизнес-модели, работающей в Украине.

— Знаешь, раньше я планировал на 3, 5, 10 лет вперед. Когда это несколько раз не сбылось, я решил, что буду жить сегодняшним днем.

Подписывайтесь на нас в Facebook
Рекомендуемое

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: