Cпецпроекты

New friend every day: партнер агенства «Гресь & Тодорчук PR» Ярослава Гресь


0 497 0
Проект New friend every day — это эксперимент сооснователя bit.uа Татьяны Гринёвой. На протяжении целого года Таня решила каждый день писать о новом человеке. Иногда это закадычные друзья, а иногда новоиспеченные знакомые. В сегодняшнем выпуске — Ярослава Гресь, партнер агентства “Gres & Todorchuk PR”.

Ярослава — один из самых вдохновляющих спикеров, которых я слышала, внимательнейший и интересный собеседник, талантливый рассказчик историй и мама четырех детей.

Ярослава — журналист в третьем поколении, в прошлом — главред журнала HELLO!, талантливый пиарщик, и да, это она придумала и сделала (с огромной командой) тот самый «Музей Новостей», который и сейчас можно посмотреть в «Мыстецком Арсенале».

— Я всегда хотела быть как мой дедушка Иван Гресь. Он работал журналистом в газете «Сільські вісті», возглавлял отдел юридических расследований и помогал многим людям. Название газеты звучало для меня как-то некруто и провинциально (на самом деле ее тираж был более 2 млн). Но однажды в одном селе я увидела огромную очередь перед забором сельсовета после того, как пронесся слух, что «приехал пан Гресь». Тогда я поняла, что мой дедушка — настоящий сельский селебрити.

— Моя мама — педагог, завуч по воспитательной работе, много лет была первым читателем моих материалов: даже будучи главным редактором, я звонила маме, чтобы она прочла написанный мною большой текст. Это было очень смешно, потому что я руководила большим коллективом, но при этом: «Мам, послушай, я тут записала интервью с Анатолием Хостикоевым, пожалуйста, послушай, что ты скажешь?» Когда я вижу, что мама ставит мне сердечко под постом, это наибольшее признание для меня, потому что мама — самый строгий мой критик.

— Когда я вышла замуж за Андрея, все говорили: «Ну вот, наконец-то она успокоится, будет путешествовать и перестанет работать». Но я, наоборот, стала делать в два раза больше. Андрей дал мне большой импульс для развития: я чувствую необходимость соответствовать ему, самый большой мой страх — чтобы ему не было за меня стыдно. Впервые в моей жизни человек движется настолько быстрее меня, что я все время говорю «ааааа!», а он говорит «давай!».
Несмотря на это, практически в ультимативной форме он мне говорит сейчас, что я должна все бросить и заниматься собой. И я отвечаю: «Да-да-да, я вот сейчас открою «Музей Новостей» и всё — это будет лебединая песня, клянусь». И 3 марта подписала три контракта. Теперь думаю, какие из обязательств выполнить.

— На самом деле, я очень устала и хочу выдохнуть. Но я так боюсь что-то не успеть… И я знаю, что мне достаточно одной недели бездействия, чтобы начать лезть на стену. Потому что это моя скорость, и количество людей, которыми я восхищаюсь и вдохновляюсь, огромно, и они — моментальное побуждение к действию.

— Проблема официальных институций в том, что они часто считают скорость признаком поверхностности, от этого мне с ними сложно работать.
Я ненавижу словосочетание «круглый стол». Его результат — это бесконечное «бла-бла-бла» и «ми дійшли висновку». Ну окей, а что в итоге вы делаете со своими «висновками»?

С одной стороны, мы стремимся в Европу… Это такое модное словосочетание «мы стремимся». А вот что конкретно? Вот Лера Бородина (Lera Borodina) стремится в Европу. Я голову кладу, что она уже там. По уровню ресторанов, которые у нас открываются, по сервису, который они предоставляют, мы уже в Европе.

— Киев — это новый Берлин. По уровню, по подходам, по людям, которые озабочены сервисом, таким как Лера, которые делают тебя счастливой за 30 секунд.

— Я — свой самый интересный собеседник. Мне всегда есть что с собой обсудить. И я почти всегда собой недовольна. И очень люблю здоровую критику: Андрей может мне сказать всё что угодно. Например: «Да, это классная идея, но надо сделать еще 124 вещи. Записывай». В этом я вижу самый большой кайф моей жизни. Потому что за один день я могу сделать столько всего! У меня четверо детей, и у меня есть «галочка», что каждый день я должна обязательно что-то сделать для каждого: одной отправить контрольную в ее школу, другой обязательно рассказать сказку про говорящую кровать, обязательно посмотреть с Лукой «Ладушки», записать Ярусю в G-bar.

— Среднестатистическим украинским людям очень не хватает скорости! У нас такая ментальность странная: когда нужно — все собрались, вышли, отдали свои шубы, свои деньги, все свои силы, побросали свою работу и совершили невероятное. Переворот. Будущее! Вот оно, стоит перед тобой: «Привет, обними меня, я будущее!» И они такие: «Слушай, а что-то мы такие разочарованные»… Встали и ушли. Когда нужно было сделать еще одно усилие. И это вопрос того, как каждый из нас ломает эту стену каждый день.

— Я ничего не пишу про политику, никогда ничего не комментирую на эту тему, потому что это бессмысленно — как воевать с огромным миражом в пустыне. Это говорить ни с кем. Когда ты говоришь о политике, ты замедляешься.

— Я попала в Верховную Раду, когда мы ездили за флагом для «Музея Новостей»: там все такое старое, это вообще место про прошлое. У нас там нет будущего. Там будущим и не пахнет.

Меня потрясает сейчас проект Парламента в Вене: пока они делают реконструкцию старого здания, за два с половиной месяца они построили временное помещение: строительные контейнеры, которые превращаются в один трехэтажный. Представляешь такую ситуацию у нас? А им все равно. Они строят свою страну. Им всё равно, откуда строить — из вагончиков или шикарного исторического здания. Потому что они совершенно другого масштаба. И мне кажется, что нам очень не хватает людей, которые масштабно думают.

— Когда мы делаем проекты, которые меняют жизнь людей, когда делаем проекты, которые накрывают социальные сети, как цунами (проект «Дакую, тато»), когда люди плачут и благодарят, то я понимаю, что всё не зря. Что моя скорость — не зря. Что мои поражения — не зря. Что каждый раз, когда я поднимаюсь — это тоже всё не зря.

— Мне очень хочется вырасти. Я чувствую, что я стою низко, это нулевая ступенька, отметка «старт». Я хочу, чтобы мы начали выигрывать Каннские фестивали — не «Гресь & Тодорчук PR», а вообще, все украинские агентства.

Я не понимаю радости от чужих поражений. Меня очень вдохновляют чужие победы. Когда я вижу классный проект, когда я вижу, что подняли классную тему, когда я вижу, что поменяли чью-то судьбу, я аплодирую всегда, у меня нет «ууу, почему это сделали не мы?!». Сделайте! Пожалуйста!
Ошибайтесь. Делайте не очень хорошо. Но делайте. Ведь за «не очень хорошо» будет уже «средне», а после «средне» будет «хорошо».

— Мне не хватает времени, чтобы насладиться моментом — это меня действительно очень огорчает. Иногда нужно замедлиться, чтобы осознать, где ты сейчас. Как в картах «Гугл», когда долго едешь и в конце говорят: «You’ve reached your destination», — так я этого не слышу, у меня сразу новая destination. Я бы хотела после «Музея Новостей» неделю ничего не делать, плевать в потолок и думать: » О Боже, какая же грандиозная неделя».

— Мы занимаемся проектами корпоративно-социальной ответственности бизнеса и разбираем некоторые кейсы мировые до костей — это очень вдохновляет. Например, в Стенфорде есть Центр социальных лидеров, и я расскажу тебе о трех моих самых любимых проектах. Один занимается проблемой недоношенных детей в Африке: они придумали рюкзак, в котором пластина с горячим песком — он греет ребенка, и его можно перевезти на длинные расстояния без специальных аппаратов.

Второй — одной девочки из Индии, которая озаботилась вопросом гигантской смертности из-за земляных полов — от воспаления легких, бронхита. Обычный пол. Девочка начала экспериментировать и изобрела пол из того, что есть на земле — опилки, глина, сама земля. Все это смешивается и превращается в глянцевый пол за 30 долларов. Так она изменила мир.

— Как же круто, да!!!
— И третий: человек озаботился вопросом мексиканцев, которые пытаются каждый год в огромных количествах проникать в Америку и таким образом гибнут. И он подумал: а кто эти люди? Это те, кто готов выполнять любую работу. У них нет амбиций стать кем-то, они готовы мыть пол, окна. И он подумал, а что есть у мексиканцев такого, что объединяло бы их с остальными? Испанский язык. Он поехал в Испанию и получил государственную поддержку, по которой мексиканцы получают легальную работу в Испании, и через год такой работы они могут и готовы забрать свои семьи.

И мы живем в одно время с этими людьми. Как мы можем сидеть тут, в то время как они меняют мир. Поэтому иди, Таня, и подумай над идеей, которая сможет изменить мир.

Ярослава — мой замечательный #newfriendeveryday. А все они (замечательные!) — по ссылке.

Подписывайтесь на нас в Facebook
Рекомендуемое

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: