Cпецпроекты

New friend every day: бьюти-журналист Кристина Обломская


0 414 12
Проект New friend every day — это эксперимент со-основателя bit.uа Татьяны Гринёвой. На протяжении целого года Таня решила каждый день писать о новом человеке. Иногда это закадычные друзья, а иногда новоиспеченные знакомые. В сегодняшнем выпуске — Кристина Обломская, бьюти-журналист и создатель сайта beautyadvisor.com.ua.

Сейчас Кристина пишет для Vogue и L’Оfficiel, спустя шесть лет работы в fashion-бизнесе она поняла, что трендов нет, пять лет подряд ездит в отпуск в Индию, а лучшим местом «вне времени» для себя считает село под Полтавой, в котором жил ее дедушка-поэт (сварщик по профессии).

Кристина когда-то брала интервью у меня, мы проговорили два часа, и именно спустя два года она купила ту_самую книжку, которую я ей насоветовала — «Антихрупкость» Талеба. А сегодня она мой #newfriendeveryday.

— Я начала работать журналистом 10 лет назад: 17-летней меня притащила подружка вместе с собой в печатный холдинг, где я полтора года была прикреплена к мэру и писала в газету «Вечерний Киев» на городскую тематику. Это были материалы вроде
«Мэр поехал открывать коллектор» или
«Мэр навестил рожениц на 8 Марта» или же «На Троещине прорвало канализационную трубу».

— Да, моим руководителем был Казбек Бектурсунов, который тогда открыл журнал «ТОП10». Мне предложили писать о моде, и я долго отказывалась — мне нравилась моя канализация! Мне казалось, что моя миссия — писать о политике, о социальных проблемах… Теперь я думаю, что это был юношеский максимализм и нежелание покидать зону комфорта. В итоге я согласилась, и это было очень сложно: мне потребовался год, чтобы привыкнуть.

— У меня был строгий редактор Зоя Звиняцковская, которая говорила: «Или я тебя буду бить ногами, или удочерю». Удочерила в итоге.

— Я помню свое первое серьезное интервью — с Лилией Пустовит. Я подготовилась, прочитала все о ней, что можно было тогда найти в скудном интернете тех времен. Она как раз начала продаваться в Dover Street Market. Сейчас я понимаю, насколько это был квантовый скачок, тогда же я не понимала масштаба личности. И теперь уже я осознала, что чем больше он (масштаб), тем человек проще. Я задавала очень неловко вопросы, плохо разбиралась в теме, но Лилия снисходительно отвечала, и в итоге, кажется, мы даже подружились.

— Мне повезло с семьей: папа — директор школы, мама — библиотекарь. Дедушка был журналистом и поэтом из Полтавской области. На самом деле он был сварщиком, но во взрослом возрасте окончил филфак и начал писать стихи. Он курил и писал, писал и курил. У него не было печатной машинки, он писал карандашом на бумаге. Глядя на него, я тоже начала писать в пятом классе.

— После «ТОП10» у меня была колонка в журнале «Дива». Потом я стала фешн-редактором и мне позволяли делать что угодно: мы мутили безумные фешн-стори с Каневским, и это все на фоне очень женских масс-маркет-тем.

После 10 лет работы журналистом, из которых 6 лет — на модную тему, я поняла, что я знаю все про моду и она мне больше не интересна. Трендов давно нет, ты можешь одеться как угодно и выглядеть хорошо.
— С недавних пор я стала писать про бьюти. Я теперь — про баночки. Меня прет собрать какой-то код, какой-то алгоритм. Мне нравится научная часть бьюти-темы — это как конструктор, который можно собирать и подстраивать для своих задач.

— Меня пригласили в бьюти-проект beauty hub. Официально, как редактора наконец. За год я погрузилась и поняла, что это тема, которой я хочу заниматься. Я понимаю, что многие косметологи не могут решить проблемы людей, потому что они занимаются маркетингом, а не пользой.

— Я поняла, что хочу консультировать: я сделала проект для того, чтобы люди, у которых нет времени, за пару заметок поняли, что им нужно для правильного ухода за собой.

— Нет универсального рецепта. Нет таблетки, которую ты съешь и омолодишься.

— Если знать компоненты косметики, то все сложится. Но компоненты — и есть самое сложное. И если разобраться, то станет легко. Я жалею, что когда-то выбрала журналистику, а не какую-то конкретную профессию с прикладными знаниями. Например, химию.

— Я не очень люблю глянец, потому что он напаривает продукты.
Точно так же раньше я ненавидела блогеров — они вызывали у меня отторжение. Но когда у меня были

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ New friend every day: Влад Климчук
114 0 0
проблемы с работой, меня поддержали именно блогеры, а не редакторы. Они трудятся, учатся, что-то делают — это круто. Потому, когда я начала свое издание сама, они меня также поддержали.
Не бывает предпринимателя-неудачника, каждый, кто что-то делает, — герой.

— С раннего возраста я зарабатывала сама: у нас была бедная семья. Я знаю цену деньгам. Деньги — это инструмент. Это возможность купить билет куда угодно. Возможность купить духи, которые тебе нравятся, а не которые прислал пресс-офис.
Если бы у меня был миллион, я бы жила у моря. Я не писала бы тексты за деньги. Я дарила бы больше подарков. Я не уверена, что мне нужна недвижимость: нет ничего зазорного в том, чтобы снимать жилье.

Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: