Cпецпроекты

New friend every day: арт-финансист Денис Белькевич


0 281 13
Доброе утро! Это Денис Белькевич - арт-финансист: человек, который знает, как формируется стоимость и цена на предметы искусства, что на это влияет и как на этом зарабатывать даже тем, кто не имеет к искусству никакого отношения.

Денис учился в Киеве (в театральном), в Москве (на кинопродюсировании), в Нью-Йорке (курс Сотби по арт-финансам), работал в фонде Кончаловского, строит масштабный арт-проект (знаю, но не расскажу) и сейчас, как он говорит, переживает третье свое пришествие в Нью-Йорк.

Мне повезло: Денис пригласил меня на прогулку по галереям Челси и Skyline. Теперь я знаю, какие четыре галереи в Нью-Йорке главные, как торговаться, покупая Уорхола, где купить Пикассо за $25К, как украинских художников переоценили в 2013м и почему в галереях бетонный пол.

— Как давно ты в Нью-Йорке?
— Мои родители — граждане США, они живут в часе езды от Нью-Йорка и всегда хотели, чтобы я тоже жил здесь: они спланировали уже мое будущее, образование, дом… Но я решил, что хочу всё сам. Поэтому закончил театральный в Киеве и просто периодически к ним приезжал.

Когда я приходил в театр, я видел не спектакль, а формулы: вот из прошлой сцены взяли три стула, отсюда декорации, а электричества использовали на такую сумму... С искусством та же история: сложно получать удовольствие от созерцания, когда ты знаешь всю историю работы и не можешь безоценочно смотреть. Потому я очень радуюсь, когда удается увидеть где-нибудь на Биеналле художника, о котором я еще ничего не знаю
Благодаря Фонду Кончаловского я получил профессию арт-финансиста: я умею оценивать и прогнозировать. Мне неинтересно просто повесить Моне на стену. Мне интересно построить схему, при которой можно зарабатывать на обладании ею: к примеру, заложить в банк, построить бизнес на эти деньги и получать доход, или же использовать как финансовый инструмент.

— Когда я приехал в Нью-Йорк в качестве сотрудника Фонда Кончаловского, я чувствовал себя важной персоной: все мне были рады, все двери открыты, вечеринки на крыше… У всех всегда была надежда откусить кусочек денег Газпрома, хотя никому это еще и не удавалось. Потом я решил, что я хочу заниматься искусством самостоятельно: я ушел из Фонда, прошел курс Сотби по арт-финансам и вернулся в Нью-Йорк снова. Удивительно: в новом статусе вип-пригласительных поубавилось и интерес ко мне угас. Увидев меня за партой, наши прежние партнеры снисходительно улыбались. Пришлось всё начинать заново, это правила рынка.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ New friend every day: поэт Ваня Якимов
138 0 0
— Работа в крупном аукционном доме довольно специфическая: есть человек, который стучит молоточком, а есть команда менеджеров. Это комната, в которой сидят 30 человек, из которых 17 китайцев, 11 латиноамериканцев, 1 поляк и один ты. Все проверяют факты, изучают историю — словом, перелопачивают все то, что давно известно. И так годами. Если ты хочешь выбраться на ступеньку повыше — нужно учиться и нарабатывать связи.

— В 2013м я вернулся в Украину: я всё придумал. Как привести искусство в украинские банки, как использовать его в качестве фин. инструментов. Системы лояльности, схемы инвестирования… Ведь 70% клиентов банков обладают объектами искусства. Пока мы все это строили и договаривались, большая часть больших клиентов уехала из страны… И вернулась уже с приоритетами, далекими от коллекционирования.

— Знаешь, почему в галереях такой пол?
— Почему?
— Чтобы после открытий было удобно с него убирать разбитое стекло и вытирать шампанское. Это антиалкогольный пол.

— В этом десятилетии популярен абстрактный импрессионизм.
— Почему?
— Потому что вот эти четыре галереи так решили.
— А я думала, что потому, что он идеален для интерьера.

— Гиперреализм — это техника, а не душа.
Так учат на втором курсе любого художественного вуза. Поэтому когда на пятом курсе выпускник выходит и рисует две черных черточки и говорит «я так вижу», ему стоит поверить, потому что он действительно к этому пришел, и у него уже всё было.

— Андрей Кончаловский меня научил космополитизму.
Он говорил, что «Твоя страна — там, где в тебе нуждается». Ну, уже позже я понял поправку про «это та страна, на которую тебе хватит денег»… Но я понимаю, что я могу еще многое сделать для украинского искусства, даже будучи здесь.

— Для того, чтобы преуспеть в Америке, нужно в Америке жить. Звонки, скайп, наезды — так не получится. Либо же постоянно подтверждать свои намерения деньгами — смочь прилететь сразу, как только тебя позовут на встречу: это умение отвечать за свои слова.

— Я понял, что человек может все. Да, только из 100% людей, которые так говорят, лишь 10% пользуются этой истиной: что-то делают.

Люди в целом слишком много рассуждают. Если бы одну десятую этой энергии они тратили на свой бизнес, это было бы потрясающе
— Как-то я стоял и смотрел на океан на заходе солнца. Я задался простым вопросом: а если бы солнце было в другом месте, была бы ко мне такая же дорожка? И тут же ответил на него: ведь люди видят одно и то же солнце, но у каждого, где бы он ни находился, есть своя личная дорожка. Только стоит по ней пойти.
Не знаю, где уж Ричард Бах стащил эту мысль, но повторю его: Любое желание дается нам вместе с возможностью его реализовать.

Все мои замечательные новые друзья из ежедневного челленджа #newfriendeveryday в Telegram-канале.

Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: