Cпецпроекты

New friend every day: Андрей Аксельрод


0 258 0
Привет! Это Андрей Аксельрод, создатель и управляющий партнер компании Smartling. Андрей научился программировать еще в школе в Днепре, на первом курсе переехал сам в Нью-Йорк (22 года назад) и вот уже 7 лет вместе с партнером управляет украинско-американской компанией по переводам, главный офис которой находится на Манхэттене.

Жизнь Андрея кажется идеально гладкой и без сучка и задоринки: у Андрея двое детей, он ежедневно ездит в офис на электричке (с машиной, как он считает, очень неудобно на Манхэттене), четыре раза в неделю в 6 утра у него тренировки, всё спланировано и хорошо, а следующий шаг для компании — это выход на IPO или успешный exit. Этот текст мог бы быть похож на интервью для ain.ua, и, в целом, так и есть: наверное, причины в особенностях безэмоциональной (в хорошем смысле) работы программиста.

— Я совсем не помню детство. Начиная со школы мне были интересны компьютеры.
— Компьютеры более интересны, чем люди?
— Оу, конечно!!! Люди — они же не слушаются. А компьютеры делают то, что ты им говоришь.

— Я начал программировать еще в школе. Пытался помогать маме инженеру.
Вся моя карьера была основана на том, что я приехал к маме на работу и увидел компьютерный монитор: он отличался от телика со странной серой трубкой.

— Как с нуля научиться программировать?
— Я просто пошел в магазин, накупил книжек и начал читать. Это не усидчивость — мне просто было интересно, как все устроено. Читаю — пробую, читаю -пробую.

— Я уехал на втором курсе, из Днепропетровского Городского Университета я попал в Бруклинский колледж, который был известен своей компьютерной школой.
У меня был отвратительный английский: заняло 2 года, чтобы открылись уши — начать полностью понимать, что происходит вокруг и что тебе говорят по телефону.
В целом, в любой части мира компьютерные науки на английском. Это очень органично.

— Мне повезло: я работал сразу же, как начал учиться. Я не работал в McDonalds или других непрофильных работах. Ночами я мог взламывать программу и получал от этого кайф.

Я говорю всегда, что себя надо любить: сначала надеть маску на себя, потом на друга. Любовь к себе нужно поставить на автопилот: спорт, правильное питание, уход, сон. Мозг не настроен на то, чтобы принимать много маленьких решений. Если не на автопилоте - не работает.
— Когда мне было в районе тридцати, я задумался над тем, что не буду программистом всю жизнь.
Когда у тебя дети и семья, ты не можешь все время учить новый язык программирования ночью.
Да, у меня в руках была востребованная профессия, которая позволяла мне делать то, что нравится, и зарабатывать. Но я понял, что я скоро начну проигрывать молодежи. Я принял решение и ушел в technology management.

— Мне хотелось свою компанию. Я читал всякие техкранчи, смотрел вокруг себя, читал и анализовал.
Когда ты начинаешь идти в одном направлении целеустремленно, то тебе начинают встречаться те самые люди, мероприятия и вещи, и все начинает получаться.
Мне позвонил Джек (мой партнер) и у него было три идеи, одной из них был Smartling.

— Сейчас Smartling 7 лет, мы подняли около 63 млн долларов венчурного капитала.
У нас офисы в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Бостоне, Лондоне и Днепре.
У нас работает около 150 человек + тысячи фриланс-переводчиков. Наша следующая цель — выйти на IPO или сделать крутой exit. Но я не хочу пока планировать: в разный период времени может случиться что угодно.

— У тебя все как-то очень гладенько!
— А как иначе? Все компании строятся одинаково.
— Андрей, все люди вообще живут одинаково: родился, жил, умер. Было же что-то «не так»?
— У меня не бывает эмоциональных решений. Если я понимаю, что сейчас я эмоционален, я ставлю все на паузу, ухожу, затем возвращаюсь и делаю все, как надо.

Когда мы разбирали ошибки Smartling, то выяснилось, что у нас их не было. Я бы ничего не сделал по-другому.
— Часто программисты работают в потоке и это кайфово. Результат — «оно работает»! Для меня этот «Flow state» для принятия решений происходит в двух состояниях: в электричке по дороге на работу, или в горячем душе.

— Деньги — это свобода. Это свобода передвижений и возможность делать то, что хочется. Как-то я слышал диалог своего одиннадцатилетнего сына с другом, они обсуждали машины, которые купят себе в будущем. Друг сказал, что хочет какую-то Тойоту, мой же ответил, что, конечно, Ламборгини. Друг серьезно возразил: «мол, как ты можешь её хотеть, ведь ты _никогда_ не сможешь заработать на Ламборгини?». Представляешь, такой маленький, а уже так думает — что что-то невозможно. Я считаю, что дети — те, у кого не должно быть ограничений и в наших руках сохранить это состояние, чтобы так продолжалось всегда.

— Нью-Йорк я сначала не любил, а потом мы с ним поняли и приняли друг друга. Он очень быстрый: на Бродвее сносит потоком людей, ярко кричащий местами.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ New friend every day: Пётр Чернышов
252 0 0
А я интроверт — дайте мне мой спейс! Потом мы поняли друг друга. Я стал выходить на остановку раньше и с кофе шел оставшуюся часть пути разными квадратами на работу. И рассмотрел, как все интересно: всё время что-то происходит. То цветы, то концерт, то скульптуру новую в парке выставили. Народ живет своей жизнью — сирены, мусоровозки — это unmistakable New York.
Важно — принимать хорошие стороны и не обращать внимание на все остальные.

Все тексты с #newfriendeveryday в Telegram-канале.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: